Меню
12+

Сетевое издание "Редакция "Голос времени"

06.08.2019 11:48 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

К 20 - летию освобождения района от международных террористов

Автор: Зульмира Юсупова

Буттаев Абдурашид Яхъяевич в 1999 году был заместителем директора совхоза « Тухчарский». Когда в районе шла война, он взял в руки оружие и возглавил отряд ополченцев в селе Тухчар. Мы встретились с Абдурашидом Яхьяевичем и попросили поделиться воспоминаниями тех военных действий.

«Главой администрации тогда был Гасанов Магомедсултан. Но, в эти дни, когда началась война, мне, как депутату Районного собрания, как жителю села и как молодежному лидеру, приходилось решать многие вопросы. Ведь давно шли слухи, что в Новолакский район тоже войдут боевики, здесь тоже, возможно, будут военные действия.

Тухчар самое отдаленное, приграничное с Чеченской республикой, село

Конечно, мы слышали эти слухи и обратились в районную администрацию и в Правительство республики с просьбой выдать нам оружие. Оружия не выдали. У нас было четыре автомата, приобретенных на деньги жителей села.

На рассвете, 5 сентября, когда боевики вошли Новолакское и Гамиях, нам начали звонить знакомые и предупреждать. Местные жители вооружились кто чем мог: кто охотничьим оружием, кто пистолетом или автоматом. Заняли позиции по окраинам села, против вооруженных до зубов боевиков. К семи часам со стороны села Гамиях начали подтягиваться по цепочке, человек 400-500 боевиков. В первое время мы начали вести с ними переговоры: объясняли им, что здесь живут мирные жители, такие же мусульмане, как и они. Предлагали всякие условия и варианты, но слышать они ничего не хотели. Завязался короткий бой между нашими ополченцами и боевиками.

Утром мы смогли организовать человек 120-130. В верхней части села, откуда заходили боевики, стояло около 25 человек. Ни на какие условия и уступки они не пошли, захватили верхнюю часть села и оттуда начали обстреливать пост, расположенный на выходе из села. На этом посту главным был Ибрагимов Ибрагим. Они до последнего обстреливались Когда закончились патроны, их окружили. Местный житель Галбацов Амир сорвал с себя майку, сделал из нее импровизированный белый флаг и пошел на переговоры. Наши ребята стояли с пустыми автоматами, но не дали знать об этом боевикам. «Мы умрем, но не сложим оружия,- говорили наши ребята, — если хотите, чтобы мы сложили оружие,- сложите и вы».

Некоторых ребят, вместе с командиром Ибрагимом Ибрагимовым, боевики захватили и увезли в Чечню. Их впоследствии освободили из плена.

На выездном посту со стороны Чечни командиром был Давдиев Ахмед. Оставив Абдулкасима Магомедова на посту, он сам пошел на разведку. Хотели пойти на подмогу своим друзьям, попавшим в окружение. Давдиев Ахмед напоролся на засаду. Перед смертью он убил двоих . В верхней части села стояли солдаты федеральных войск: один старший лейтенант и восемнадцатилетние ребята, -всего 13 человек. Около трех часов принимали бой. Когда уже другого выхода не осталось, боевики начали обстреливаться зенитками. Мы сами (ополченцы) предложили им спуститься, войти в село, потому что в селе легко раствориться. Еле уговорили наших милиционеров и русских солдат оставить позиции и войти в село. Наши милиционеры, которые знали дорогу и местность, уходили сами, а русских ребят мы распределили по домам местных жителей. Когда боевики увидели, что мы их так распределяли, они обратно взяли в кольцо оставшихся пятерых. Обстреливаясь и обзываясь нецензурной бранью, боевики начали догонять. Зашли в свободный дом жителя села Гамзатова Нажбадина.

Во время обстрела милиционера Магомедова Абдулкасима ранило в бок, мы его подняли и уложили на топчан. Зашли боевики, осыпая русских ребят нецензурной бранью. Истекающий кровью Абдулкасим, ответил им еще худшей бранью. Собрав последние силы, он выстрелил в боевика в упор, и те его расстреляли на месте.

В это время нам передали, что Ахмед тоже погиб. Когда мы пошли забирать тело Ахмеда, боевики вывезли оставшихся русских солдат на выездной пост, пятерых зарезали, одного при попытке бегства расстреляли. Ужасные, жуткие вещи совершали боевики, считающие себя мусульманами.

Когда шли боевые действия в нашем селе, наши работники РОВД и русские солдаты держались героически. Вечная память погибшим и Вечная слава оставшимся в живых! Всю возможную поддержку воюющим оказывали местные жители и ополченцы.

Еще я хочу сказать, что мне не стыдно за лакцев, за аварцев и за чеченцев. Женщины и старики хотели остаться помогать мужчинам. Их хотели вывезти, — они не уезжали. Они плакали не потому, что оставляют дома, плакали потому, что их сыновья и мужья остаются на войне, а они уезжают.

Что касается чеченцев, они знали, где мы прятали русских солдат, но не выдавали, носили им еду, помогали вывезти их в безопасное место. После этого мы еще вывели из села пятерых милиционеров. Я позвонил брату, он приехал на машине и увез ребят.

На второй день попытались забрать зарезанных, похоронить их. Боевики не хотели отдавать тела русских солдат. Пошли один раз. Первый день не дали, второй день до обеда переговаривались, уговаривали. Говорили, что у войны тоже свои законы. Мы их должны похоронить, в противном случае может начаться эпидемия. Полдня шли переговоры. Трупы русских солдат крест накрест лежали друг на друге. Только после обеда сказали «забирайте!»

Оставшиеся дни я находился то в Тухчаре, то в Новокули, то в Новочуртахе. Арсен Каммаев и Артур Исрапилов приехали в Новокули и сообщили, что 8-9 сентября будут нанесены авиаудары по населенному пункту Тухчар. По селам Новолакское и Гамиях были нанесены авианалеты силами федеральных войск. Мы с Гамзатовым Чалави поехали в село, предупредили местных жителей. Некоторые вообще не уезжали из села, некоторые уже вернулись. И в тот же день мы постарались попасть к командующему федеральными войсками Виктору Германовичу Казанцеву.

Я представился генералу, как представитель селения Тухчар. Доложил обстановку, что боевики из села уходят, возвращаются мирные жители. Мы попросили не наносить авиаудары по селу. Изначально Казанцев не хотел пойти на уступки. Подошли Артур Исрапилов, Амжад Сулейманов, Арсен Каммаев. Между Казанцевым и Амжадом Сулеймановым даже состоялся неприятный разговор. Все же нам удалось добиться отмены авиаударов по селу.

Пока не закончатся боевые действия, я находился в своем родном селе. Рядом со мной были все жители селения Тухчар. В те дни все действовали, рискуя жизнью».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

66