14.11.2017 15:46 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Лунгин о съемках фильма в Дагестане

Источник: http://www.dag.aif.ru

Что знаменитый режиссер ищет в Дагестане и почему ездит по республике без охраны, Лунгин рассказал в интервью «АиФ-Дагестан».

«Внимание! Съемка! – слышится мужской голос. — Дайте полную тишину!»

Павел Лунгин

Родился 12 июля 1949 года в Москве. В 1971 году окончил отделение математической и прикладной лингвистики МГУ, в 1980 году — Высшие сценарные курсы. Известные фильмы: сериал «Родина», «Такси-блюз», «Дама Пик», «Царь», «Остров», «Свадьба», «Олигарх». Двукратный лауреат фестиваля в Каннах, обладатель кинонаград «Ника», «Кинотавр», «Золотой орел», народный артист РФ, почетный член Российской академии художеств, офицер ордена Почетного легиона. Женат. Имеет двоих сыновей.

Приходит директор картины, принимает валидол, ждет рабочих, идет на поиски. Узкая улица древнего города стала съемочной площадкой на несколько часов. И без того тесная, она заполнилась любопытными наблюдателями – местные жители с интересом следят за съемочным процессом. Здесь рождается кино.

Фильм «Братство», съемки которого идут сейчас в Дербенте, основан на реальных событиях, произошедших практически перед самым завершением военной кампании в Афганистане. В центре сюжета — малоизвестная операция по выводу 108-й мотострелковой дивизии из Чарикарской «зеленой зоны» к перевалу Саланг.

О том, как проходит работа над новой картиной, чем запомнился съемочной группе горный Дагестан и почему нельзя есть много дагестанское блюдо «Чуду», корреспонденту «АиФ Дагестан» рассказал советский и российский кинорежиссер, сценарист, народный артист Российской Федерации, лауреат Каннского кинофестиваля Павел Лунгин.

Один и без охраны

Павел Лунгин. Фото: АиФ

Ума Саадуева, «АиФ Дагестан»: Получается, Павел Семенович, что вы в Дагестане впервые, если я не ошибаюсь…

Павел Лунгин: До съемок фильма я никогда здесь не был. С первого рабочего дня в старинном горном ауле Корода Гунибского района у нас сложились очень хорошие отношения с местными жителями. Многие побаивались того, что я еду в Дагестан, потому что мы знаем про республику в основном негативное. Страха, тревоги у меня не было, но, честно говоря, я человек легкомысленный, хотя и думал о том, что будет необходимость создать охрану или еще как-то себя обезопасить. Но ничего такого не понадобилось. Почему не в Афганистане проходят съемки? Там нельзя. Между Узбекистаном и Таджикистаном снимать очень сложно и очень дорого. И мы остановили свой выбор на Дагестане. Это волшебный край, потрясающе красивый. Подружились с людьми – они очень помогали нам. И в Дербенте тоже гостеприимный народ, щедрый и теплый.

- Сюжет костюмированного фильма может хромать, но картинка должна быть безупречна. Приходилось что-либо приобретать здесь из костюмов или декораций?

- Что-то покупалось здесь, что-то привозилось. Из афганской одежды пришлось приобрести. Афганская одежда, понятное дело, не сильно менялась с веками, но героев картины «Братство» мы пытались одевать так, как одевались в 80-е годы прошлого столетия. Что касается декораций – они вокруг нас, посмотрите по сторонам. Надо, конечно, где-то обрабатывать, достраивать. Старые машины здесь есть, к счастью: пикапы, джипы. Например, для съемок мы превратили дербентский рынок в афганский базар. Думаю, вы его в фильме не узнаете.

Павел Лунгин: в 90-е Россия была подобна дембелю, вернувшемуся из армии

- Надеюсь, критикам не к чему будет придраться?

- Я их уже не боюсь. Знаете, когда пишут положительную статью – это никому не интересно. Скандал интересен, острая критика – интересна. А репутация критика делается ведь на ругательствах: ты можешь быть злым, остроумным, ироничным. На самом деле каждый человек для себя знает, что он сделал. Я уже достаточно зрелый человек, чтобы понять, получился фильм или нет. Конечно, хочется, чтобы любили, чтобы нравилось то, что ты делаешь. У нас, правда, в последнее время мнения критиков и зрителей сильно расходятся. Надо сказать, что зрители почти не читают негативных статей рецензентов. Даже жалко, что сейчас нет таких объективных критиков, с репутацией, как было раньше, к мнению которых прислушивались. Сегодня все берут из Интернета.

- Да, Сеть поглотила человечество настолько, что сегодня люди готовы смотреть абсолютно некачественное кино. И не разберут, где искусство, а где ширпотреб, забиваем себя дешевыми подделками…

- Да, к сожалению, произошла полная «демократизация». Все ходят в китайских подделках, на которых крупными буквами написано Gucci или Dior, – и довольные. Это касается и фильмов. Люди не хотят получать эмоции, не хотят переживать, думать. Они хотят, как в магазине: прийти, купить два часа времени, как кусок колбасы, который съели, забыли и ушли. Думаю, это происходит во всем мире, но в такой степени, как у нас, редко где. Может быть, только в Китае. То есть у нас случился такой быстрый распад культуры. Оказалось, что мы не крепки… Деньги – это большое искушение, и мы его не выдержали.

Стереотипы не оправдались

Специально для фильма рынок в Дербенте превратили в афганский базар. Фото: АиФ

- Вы получили от Дагестана все, чего ожидали?

- Я надеюсь, что все пошло так, как надо. Фильм я еще не сделал, но, по крайней мере, мы увидели невероятную красоту здешних мест. Думаю, что Дагестан польстил Афганистану такой красотой. В осеннюю пору рисуется прекрасная картина, всё вокруг играет яркими красками: желтыми, красными, оранжевыми. Мы поражены красотой горной природы. Люди – это отдельная тема для разговора. Мы постоянно окружены заботой местных жителей. Они нам помогают во всем, также они заняты у нас в съемках и играют очень хорошо. Вообще оказалось, что снимать тут легко. То есть физически, конечно, тяжеловато, но духовно очень легко и приятно. Как оказалось, мы можем снять фильм полностью, не выезжая из республики.

- А вы планировали снимать еще в каком-нибудь другом регионе?

- Нет, не планировали, но всегда есть какой-то риск. Но мне бы и не хотелось уезжать. Когда я покидал Гунибский район, был очень огорчен, что приходится оставлять эту красоту. Было грустно. Увы, посмотреть живописность других сел республики не удается — работаем 12 часов в сутки. Тут есть одна проблема – темнеет рано, в полпятого уже солнце садится, поэтому встаем тоже рано – в пять утра. Тяжелый график, вот завтра у нас будет выходной день, что для нашей съемочной группы редкая радость. Потом мы поедем в Буйнакск — в воинской части будем снимать.

- У Буйнакска тоже своя история. В окрестностях города есть климатическая курортная местность. В общем, там тоже есть на что посмотреть.

- Как я успел узнать, там совсем иной пейзаж: холмы, скорее, степь. Или я ошибаюсь?

- Не ошибаетесь. Там красивая природа, богатая растительность горного леса, в котором растут шиповник, боярышник… Этот пейзаж оживляют и одинокие холмы.

- Это хорошо. Хочется сохранить положительные эмоции, которые зародились еще в Гунибском районе. Приятно осознавать, что нашей команде ни разу не пришлось столкнуться с явлениями, подтверждающими стереотип о Дагестане как о «неспокойном» регионе, вспоминаем об этом только тогда, когда проезжаем мимо блокпостов. Мы не сталкивались здесь ни с какими проблемами и ни разу не видели никакой недоброжелательности со стороны местного населения. Я теперь буду сюда приезжать, друзей приглашать.

- Но приедете уже отдыхать?

- Знаете, волка ноги кормят. Отдых порой для меня роскошь, а искусство ведь требует постоянного внимания.

Главное – не есть много чуду

Фото: АиФ

- Согласитесь, что все-таки горные аулы осовременились: пластиковые окна, бронированные двери. Во время съемок фильма кусочки цивилизации не сильно мешали работе?

- Такое, конечно, мы исправляем. Например, пластиковые окна закрываем деревянными ставнями. Есть и провода, антенны, которых в то время не было, но это все можно убрать с помощью компьютерной графики, при монтаже. Теперь ведь можно не только что-то добавить в кадр, но и убрать, благодаря современным технологиям. Знаете, очень хочется, чтобы фильм понравился зрителям, мы все делаем ради любви и из-за любви.

- Думаю, 80 процентов дагестанцев пойдут на премьеру.

Павел Лунгин: «В таланте всегда есть элемент наказания»

- Это было бы очень приятно. Хотелось бы приехать в Дагестан и лично показать фильм. Мне кажется, я еще вернусь сюда. Мне тут так понравилось, что я стараюсь найти какой-то повод, чтобы вернуться. Признаюсь, мы волновались относительно Короды, боялись, что люди не захотят никаких съемок на их территории, не будут пускать в дома, не полюбится им сама идея съемки: выстрелы, хлопки, шум. Но этого, к счастью, не произошло. Меня поражает, что у людей большой интерес к съемочному процессу. Мне было очень приятно, что мое имя здесь известно, узнают меня и мои фильмы. Даже сегодня я пошел к себе в вагончик на обед, и чудесная семья, которая живет в доме напротив, специально приготовила замечательный плов и ждала меня. Это ль не счастье? Местные жители часто зовут сесть за стол, но времени у нас, к сожалению, нет.

- Многие местные блюда попробовали?

- Да, нас угощали разными вкусностями, в основном здесь кавказские блюда: хинкал, чуду. Хинкал, кстати, не похож на грузинский хинкали. Я узнал о том, что это пастушеская еда.

- Я вам больше скажу, существует хинкал лезгинский, аварский, лакский, кумыкский, и готовятся они по разным рецептам.

- Ну, так глубоко я не заходил. Учитывая, что я остановился в аварском селении, меня угощали аварским хинкалом. Думаю, на нем я и остановил свой выбор.Он мне очень понравился.

- Набрали, наверное, пару лишних килограммов?

- (Смеется) Пытаюсь контролировать себя, но ваши национальные блюда такие вкусные, что трудно сдержаться. Главное – не есть много чуду, оно очень калорийное.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2